lievre72: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ingr в EL ESCORIAL

Так вот он какой - северный олень...
lievre72: (Default)
Вечера оперного театра La scala в Художественном

15 июня в 19.00
Большой зал

ДОН КАРЛОС, Верди

РОЛИ И ИСПОЛНИТЕЛИ
Филипп II – Ферручио Фурланетто
Дон Карлос – Стюарт Нилл
Родриго – Далибор Йенис
Великий инквизитор – Анатолий Кочерга
Елизавета Валуа – Фиоренца Чедолинс
Принцесса Эболи – Долора Заджик

ПОСТАНОВКА
Дирижер – Даниэль Гатти
Постановка и декорации – Стефан Брауншвейг
Костюмы – Тибо ван Крэненбрук
Свет – Марион Хьюлет
 
Правда Карлос у вас тут безразмерный :)
lievre72: (Default)
Вечера оперного театра La scala в Художественном

15 июня в 19.00
Большой зал

ДОН КАРЛОС, Верди

РОЛИ И ИСПОЛНИТЕЛИ
Филипп II – Ферручио Фурланетто
Дон Карлос – Стюарт Нилл
Родриго – Далибор Йенис
Великий инквизитор – Анатолий Кочерга
Елизавета Валуа – Фиоренца Чедолинс
Принцесса Эболи – Долора Заджик

ПОСТАНОВКА
Дирижер – Даниэль Гатти
Постановка и декорации – Стефан Брауншвейг
Костюмы – Тибо ван Крэненбрук
Свет – Марион Хьюлет
 
Правда Карлос у вас тут безразмерный :)
lievre72: (Default)
Из рецензий на Дона Карлоса в БДТ помню, что критики шибко жаловались на продолжительность спектакля, чуть ли не основным минусом 4,5 часа действия объявляли. Сегодня утром в контакте обнаружила сообщение от знакомой питерской театралки, из которого видно, что руководство театра прислушалось к критике критиков :) Полюбуйтесь :)


Цитирую Натали: Допросились!!! "Спектакль слишком длинный, затянутый, надо бы подсократить!.." Вот вам - сократили! Пьеса Шиллера "Дон Карлос" экспресс-методом - всего за 5 минут! - для тех, кто долго не может!
lievre72: (Default)
Из рецензий на Дона Карлоса в БДТ помню, что критики шибко жаловались на продолжительность спектакля, чуть ли не основным минусом 4,5 часа действия объявляли. Сегодня утром в контакте обнаружила сообщение от знакомой питерской театралки, из которого видно, что руководство театра прислушалось к критике критиков :) Полюбуйтесь :)


Цитирую Натали: Допросились!!! "Спектакль слишком длинный, затянутый, надо бы подсократить!.." Вот вам - сократили! Пьеса Шиллера "Дон Карлос" экспресс-методом - всего за 5 минут! - для тех, кто долго не может!
lievre72: (Default)
Дочитала сегодня свою книжку-бзик Дон Карлос Шиллера в переводе Михаила Достоевского. Конечно же не могла, пока читала, не сверять впечатления от персонажей и ситуаций из книги и из спектакля. В обещем, елена Шварц смысла, к счастью , не изменила, характеры героев тоже существенно не поменялись, за что спасибо Чхеидзе. Правда, духовник короля Филипаа Второго Доминго, роль которого в пектакле исполняет Анатолий Петров, гораздо интереснее описан у Шиллера. Хитренький такой тип, явно тяготеющий к политическим интригам, типичный серый кардинал. Петров ничего подобного не сыграл, к сожалению. Но вернемся к книге. Пафоса у совсем молодого Шиллера очень много (он писал это драматическое стихотворение, когда был в возрасте заглавного героя. Точнее начал в возрасте Дона Карлоса, а закончила в возрасте Маркиза Позы 23-25 лет ), да еще это слог позапрошловековой Поэтому неслучайно, что Елена Шварц оказалась не первой, кто перевел эту поэзию в прозу. Оценить красоту стиха мне не удалось, всё-таки тяжеловато читать, когда непривычный шрифт и слова не все до конца понятны. Язык-то сильно изменился с тех пор Да и не ставила перед собой такой задачи. Читать было при этом увлекательно, с нетерпением ждала финала, ибо у Чхеидзе он открыт, но и у Шиллера нет ясности. А так хотелось Хотя, так хоть хеппиэнд себе нафантазировать можно. Читала потом комментарии и завтра, наверное дочитаю письма Шиллера по поводу Дона Карлоса. Он вынужден был объяснять критикам почему то да сё, ибо уж больно на него накинулись. И нелогично-то всё, и не мог в 16 веке, да ещё при дворе такого тирана (а тут Филипп такой классный тиранище!!!) Поза так свободно излагать свои мысли. Так что может еще чего-нибудь пойму дополнительно. В комментариях нашла описание реального Дона Карлоса. Совсем несимпатичный тип, надо сказать. Шиллер своего героя скорее из своих мечтаний списал, как и Позу, наверное. А может и с себя немного. Мысли-то там Шиллеровские точно. Он сам сказал

Вот, полюбуйтесь на этого героя: "Въ дѣйствительности не было никакой романической исторіи между донъ-Карлосомъ и его мачихой. Когда послѣдняя его увидѣла въ первый разъ, она почувствовала къ 15-ти-лѣтнему мальчику лишь глубокое состраданіе, ибо принцъ былъ маленькаго роста, болѣзненный и невзрачный, кривобокій, съ неровными плечами, горбатый и одна нога была y него короче другой; говорилъ онъ тихимъ голосомъ, слегка заикаясь; рѣзкій и своенравный въ обхожденіи съ людьми, непріятно прожорливый въ ѣдѣ и питьѣ, онъ отнюдь не былъ созданъ, чтобы привлечь къ себѣ расположеніе королевы. Съ ранняго дѣтства его дикій нравъ и упорное отвращеніе къ занятіямъ -- доставили не мало горькихъ заботъ его отцу, такъ-же какъ и его нерадивое отношеніе къ религіи. Филиппъ опасался, что его сынъ не будетъ въ состояніи управлять съ достаточной энергіей государствомъ; которое должно было перейти въ его власть, и оградить ту вѣру, которую онъ считалъ незыблемой основой своего могущества. Во время одного любовнаго похожденія, принцъ неосторожно упалъ съ лѣстницы и ушибъ себѣ голову, вслѣдствіе чего долгое время пролежалъ. Получилъ ли онъ при этомъ сотрясеніе мозга -- остается подъ сомнѣніемъ, но достовѣрно, что съ этого времени принцъ началъ вести крайне необузданный образъ жизни и отнюдь не выказывалъ благородныхъ стремленій. Несмотря на плохія надежды, которыя онъ подавалъ, король заставилъ въ 1560 г. присягать ему, какъ наслѣднику престола, a четыре года спустя, ему назначенъ былъ полный придворный штатъ; онъ также былъ приглашенъ присутствовать на засѣданіяхъ государственнаго совѣта. Живымъ обсужденіямъ подвергся и вопросъ о выборѣ невѣсты для принца. Въ концѣ концовъ остановились на дочери римскаго императора Максимиліана, но заключеніе брака было поставлено подъ условіемъ, чтобы Карлосъ исправился и велъ себя соотвѣтственно требованіямъ своего званія. Надежды эти не сбылись; принцъ не только порицалъ всѣ распоряженія своего отца и вышучивалъ ихъ, но дерзко обращался и съ наиболѣе высокопоставленными сановниками.Тѣмъ не менѣе, въ началѣ 1567 года, Филиппъ предоставилъ принцу предсѣдательство въ государственномъ совѣтѣ, разсчитывая, что столь отвѣтственная дѣятельность заставитъ Карлоса возвыситься духомъ и смягчитъ его недовольство и безпорядочныя страсти. Карлосъ же выражалъ нетерпѣніе по поводу задержекъ его вступленія въ бракъ съ нѣмецкой принцессой и того, что не давали достаточной свободы дѣятельному проявленію его силъ. Филиппъ терялъ надежду, чтобы его сынъ сталъ когда либо способенъ къ управленію страной или даже просто къ упорядоченной жизни; болѣе же всего онъ сомнѣвался, чтобы принцъ сталъ оплотомъ католической церкви,твердую защиту которой отъ еретиковъ онъ считалъ обязанностью испанскаго правителя. Живое участье, которое высказалъ принцъ къ событіямъ въ Нидерландахъ, должно было не мало озабочивать Филиппа, тѣмъ не менѣе онъ обѣщалъ сыну взять его съ собой въ предположенную поѣздку. Хотя до сихъ поръ еще не представлено документальнаго доказательства, что Карлосъ находился въ непосредственныхъ сношеніяхъ съ нидерландскими повстанцами, но немаловажное значеніе представляетъ свидѣтельство современнаго даннымъ событіямъ историка Луиса Кабреры о томъ, что переговоры принца съ Монтиньи и Бергеномъ привели къ соглашенію между ними. Когда въ 1566 г., послѣ разгрома католическихъ иконъ, король рѣшилъ послать герцога Альбу съ войскомъ въ Нидерланды, Карлосъ сталъ грубо противорѣчить волѣ короля. Произошла бурная сцена. Въ собраніи кортесовъ, гдѣ было выражено желаніе, чтобы король оставилъ дома принца, послѣдній велъ себя насмѣшливо и съ вызывающими угрозами.Филиппъ, въ виду буйныхъ проявленій своенравія Карлоса, снова рѣшился отсрочить его помолвку, вопросъ о которой долженъ былъ быть окончательно выясненъ. лишь весною 1568 г. послѣ переговоровъ при личномъ свиданіи съ Максимиліаномъ. Карлосъ, разгнѣванный мѣшкотностью своего отца и отсрсчками, рѣшился бѣжать, доставши себѣ на это нужныя средства. Но его дядя, Іоаннъ Австрійскій, которому онъ сообщилъ о своихъ планахъ 23 дек. 1567 г., выдалъ его отцу, признавшему необходимымъ, по здравому размышленію, заключить принца въ темницу. Іоаннъ промедлилъ и это задержало Карлоса выполнить свой планъ; когда же 17 января 1568 г., принцъ сталъ угрожать своему дядѣ, не выражавшему сочувствія его плану, королю показалось, что настало время привести свои намѣренія въ исполненіе. Восемнадцатаго числа, въ 11-мъ часу ночи, король направился въ аппартаменты принца, въ сопровожденіи нѣсколькихъ вооруженныхъ людей, арестовалъ его, захватилъ его бумаги и объявилъ ему о строжайшемъ заключеніи. О томъ, что было далѣе съ принцемъ, до его смерти, мы знаемъ лишь то немногое, что оповѣстилъ король. Достовѣрно, тѣмъ не менѣе, что, хотя донъ Карлосъ не имѣлъ права выйти изъ своей комнаты, король озаботился объ его приличномъ содержаніи и даже объ обществѣ для его развлеченія. Главный надзоръ порученъ былъ Рюи Гомезу; для охраны, прислуживанія и общества принца назначено было еще пять человѣкъ, помимо дружественно къ нему расположеннаго графа Лермы. Филиппъ представилъ дѣло на обсужденіе нѣкоторыхъ своихъ государственныхъ совѣтниковъ, подъ предсѣдательствомъ кардинала Эспинозы, не въ качествѣ великаго инквизитора, a какъ президента совѣта; никакого приговора не было произнесено, по крайней мѣрѣ, со стороны инквизиціи, которая, вопреки долго державшемуся мнѣнію, не имѣла никакого отношенія къ дѣлу. Филиппъ хотѣлъ лишь удостовѣриться, что онъ имѣетъ право или даже обязанъ держать своего сына въ заключеніи, такъ какъ принцъ былъ совершенно неспособенъ къ правленію, a также, чтобы задержать его побѣгъ, могущій представить опасность для государства. Слухи объ отравленіи принца основываются лишь на догадкахъ, которымъ легко давала поводъ тайна, соблюдаемая при его пребываніи подъ арестомъ. Въ донесеніяхъ иностранныхъ пословъ къ ихъ правительствамъ сообщается только, что донъ Карлосъ сначала бушевалъ и покушался на голодную смерть, впослѣдствіи же неумѣреннымъ употребленіемъ пищи и питья хотѣлъ лишить себя жизни. Къ Пасхѣ онъ сталъ вести себя тише и послѣ исповѣди причастился; лѣтомъ онъ заболѣлъ и 24 іюля, примирившись со всѣмъ міромъ, почилъ "въ лонѣ католической церкви"

 Кстати. Оказалось, что этот перевод, который я с трудом нарыла на торрентах, лежит себе преспокойненько у Мошкова az.lib.ru/s/shiller_i_k/text_0050oldorfo.shtml. Правда уже три человека, которых я в своё время достала, видимо, нытьем про то, как хочу прочитать эту книгу сказали, что искали там и не было. Барабашка


Очень интересной стороной этой книги для меня оказалась политика. Потому что заставляет задуматься о том, что ничего практически глобально-то с тех пор не изменилось. Человеческая жизнь стала ценнее только на словах, пожалуй, да и то уже перестают стесняться думать иначе. Правда Королева Елизавета и маркиз Поза, да и Филипп (реальный, а не драматургический), который как выяснилось, никого из действующих лиц даже и не собирался убивать, внушают на какое-то мгновение надежду, что и правда может лучшее что-то возможно для человечества. Не всем правят корысть и тщеславие, а есть и благородство мыслей, и открытость чувств, и умение сострадать, и ум не всегда вредит сердцу.

В общем как-то так.

Теперь еще хочется и более привычный современному человеку перевод прочесть и оперу послушать: Верди всё-таки, не хухры-мухры.
lievre72: (Default)
Дочитала сегодня свою книжку-бзик Дон Карлос Шиллера в переводе Михаила Достоевского. Конечно же не могла, пока читала, не сверять впечатления от персонажей и ситуаций из книги и из спектакля. В обещем, елена Шварц смысла, к счастью , не изменила, характеры героев тоже существенно не поменялись, за что спасибо Чхеидзе. Правда, духовник короля Филипаа Второго Доминго, роль которого в пектакле исполняет Анатолий Петров, гораздо интереснее описан у Шиллера. Хитренький такой тип, явно тяготеющий к политическим интригам, типичный серый кардинал. Петров ничего подобного не сыграл, к сожалению. Но вернемся к книге. Пафоса у совсем молодого Шиллера очень много (он писал это драматическое стихотворение, когда был в возрасте заглавного героя. Точнее начал в возрасте Дона Карлоса, а закончила в возрасте Маркиза Позы 23-25 лет ), да еще это слог позапрошловековой Поэтому неслучайно, что Елена Шварц оказалась не первой, кто перевел эту поэзию в прозу. Оценить красоту стиха мне не удалось, всё-таки тяжеловато читать, когда непривычный шрифт и слова не все до конца понятны. Язык-то сильно изменился с тех пор Да и не ставила перед собой такой задачи. Читать было при этом увлекательно, с нетерпением ждала финала, ибо у Чхеидзе он открыт, но и у Шиллера нет ясности. А так хотелось Хотя, так хоть хеппиэнд себе нафантазировать можно. Читала потом комментарии и завтра, наверное дочитаю письма Шиллера по поводу Дона Карлоса. Он вынужден был объяснять критикам почему то да сё, ибо уж больно на него накинулись. И нелогично-то всё, и не мог в 16 веке, да ещё при дворе такого тирана (а тут Филипп такой классный тиранище!!!) Поза так свободно излагать свои мысли. Так что может еще чего-нибудь пойму дополнительно. В комментариях нашла описание реального Дона Карлоса. Совсем несимпатичный тип, надо сказать. Шиллер своего героя скорее из своих мечтаний списал, как и Позу, наверное. А может и с себя немного. Мысли-то там Шиллеровские точно. Он сам сказал

Вот, полюбуйтесь на этого героя: "Въ дѣйствительности не было никакой романической исторіи между донъ-Карлосомъ и его мачихой. Когда послѣдняя его увидѣла въ первый разъ, она почувствовала къ 15-ти-лѣтнему мальчику лишь глубокое состраданіе, ибо принцъ былъ маленькаго роста, болѣзненный и невзрачный, кривобокій, съ неровными плечами, горбатый и одна нога была y него короче другой; говорилъ онъ тихимъ голосомъ, слегка заикаясь; рѣзкій и своенравный въ обхожденіи съ людьми, непріятно прожорливый въ ѣдѣ и питьѣ, онъ отнюдь не былъ созданъ, чтобы привлечь къ себѣ расположеніе королевы. Съ ранняго дѣтства его дикій нравъ и упорное отвращеніе къ занятіямъ -- доставили не мало горькихъ заботъ его отцу, такъ-же какъ и его нерадивое отношеніе къ религіи. Филиппъ опасался, что его сынъ не будетъ въ состояніи управлять съ достаточной энергіей государствомъ; которое должно было перейти въ его власть, и оградить ту вѣру, которую онъ считалъ незыблемой основой своего могущества. Во время одного любовнаго похожденія, принцъ неосторожно упалъ съ лѣстницы и ушибъ себѣ голову, вслѣдствіе чего долгое время пролежалъ. Получилъ ли онъ при этомъ сотрясеніе мозга -- остается подъ сомнѣніемъ, но достовѣрно, что съ этого времени принцъ началъ вести крайне необузданный образъ жизни и отнюдь не выказывалъ благородныхъ стремленій. Несмотря на плохія надежды, которыя онъ подавалъ, король заставилъ въ 1560 г. присягать ему, какъ наслѣднику престола, a четыре года спустя, ему назначенъ былъ полный придворный штатъ; онъ также былъ приглашенъ присутствовать на засѣданіяхъ государственнаго совѣта. Живымъ обсужденіямъ подвергся и вопросъ о выборѣ невѣсты для принца. Въ концѣ концовъ остановились на дочери римскаго императора Максимиліана, но заключеніе брака было поставлено подъ условіемъ, чтобы Карлосъ исправился и велъ себя соотвѣтственно требованіямъ своего званія. Надежды эти не сбылись; принцъ не только порицалъ всѣ распоряженія своего отца и вышучивалъ ихъ, но дерзко обращался и съ наиболѣе высокопоставленными сановниками.Тѣмъ не менѣе, въ началѣ 1567 года, Филиппъ предоставилъ принцу предсѣдательство въ государственномъ совѣтѣ, разсчитывая, что столь отвѣтственная дѣятельность заставитъ Карлоса возвыситься духомъ и смягчитъ его недовольство и безпорядочныя страсти. Карлосъ же выражалъ нетерпѣніе по поводу задержекъ его вступленія въ бракъ съ нѣмецкой принцессой и того, что не давали достаточной свободы дѣятельному проявленію его силъ. Филиппъ терялъ надежду, чтобы его сынъ сталъ когда либо способенъ къ управленію страной или даже просто къ упорядоченной жизни; болѣе же всего онъ сомнѣвался, чтобы принцъ сталъ оплотомъ католической церкви,твердую защиту которой отъ еретиковъ онъ считалъ обязанностью испанскаго правителя. Живое участье, которое высказалъ принцъ къ событіямъ въ Нидерландахъ, должно было не мало озабочивать Филиппа, тѣмъ не менѣе онъ обѣщалъ сыну взять его съ собой въ предположенную поѣздку. Хотя до сихъ поръ еще не представлено документальнаго доказательства, что Карлосъ находился въ непосредственныхъ сношеніяхъ съ нидерландскими повстанцами, но немаловажное значеніе представляетъ свидѣтельство современнаго даннымъ событіямъ историка Луиса Кабреры о томъ, что переговоры принца съ Монтиньи и Бергеномъ привели къ соглашенію между ними. Когда въ 1566 г., послѣ разгрома католическихъ иконъ, король рѣшилъ послать герцога Альбу съ войскомъ въ Нидерланды, Карлосъ сталъ грубо противорѣчить волѣ короля. Произошла бурная сцена. Въ собраніи кортесовъ, гдѣ было выражено желаніе, чтобы король оставилъ дома принца, послѣдній велъ себя насмѣшливо и съ вызывающими угрозами.Филиппъ, въ виду буйныхъ проявленій своенравія Карлоса, снова рѣшился отсрочить его помолвку, вопросъ о которой долженъ былъ быть окончательно выясненъ. лишь весною 1568 г. послѣ переговоровъ при личномъ свиданіи съ Максимиліаномъ. Карлосъ, разгнѣванный мѣшкотностью своего отца и отсрсчками, рѣшился бѣжать, доставши себѣ на это нужныя средства. Но его дядя, Іоаннъ Австрійскій, которому онъ сообщилъ о своихъ планахъ 23 дек. 1567 г., выдалъ его отцу, признавшему необходимымъ, по здравому размышленію, заключить принца въ темницу. Іоаннъ промедлилъ и это задержало Карлоса выполнить свой планъ; когда же 17 января 1568 г., принцъ сталъ угрожать своему дядѣ, не выражавшему сочувствія его плану, королю показалось, что настало время привести свои намѣренія въ исполненіе. Восемнадцатаго числа, въ 11-мъ часу ночи, король направился въ аппартаменты принца, въ сопровожденіи нѣсколькихъ вооруженныхъ людей, арестовалъ его, захватилъ его бумаги и объявилъ ему о строжайшемъ заключеніи. О томъ, что было далѣе съ принцемъ, до его смерти, мы знаемъ лишь то немногое, что оповѣстилъ король. Достовѣрно, тѣмъ не менѣе, что, хотя донъ Карлосъ не имѣлъ права выйти изъ своей комнаты, король озаботился объ его приличномъ содержаніи и даже объ обществѣ для его развлеченія. Главный надзоръ порученъ былъ Рюи Гомезу; для охраны, прислуживанія и общества принца назначено было еще пять человѣкъ, помимо дружественно къ нему расположеннаго графа Лермы. Филиппъ представилъ дѣло на обсужденіе нѣкоторыхъ своихъ государственныхъ совѣтниковъ, подъ предсѣдательствомъ кардинала Эспинозы, не въ качествѣ великаго инквизитора, a какъ президента совѣта; никакого приговора не было произнесено, по крайней мѣрѣ, со стороны инквизиціи, которая, вопреки долго державшемуся мнѣнію, не имѣла никакого отношенія къ дѣлу. Филиппъ хотѣлъ лишь удостовѣриться, что онъ имѣетъ право или даже обязанъ держать своего сына въ заключеніи, такъ какъ принцъ былъ совершенно неспособенъ къ правленію, a также, чтобы задержать его побѣгъ, могущій представить опасность для государства. Слухи объ отравленіи принца основываются лишь на догадкахъ, которымъ легко давала поводъ тайна, соблюдаемая при его пребываніи подъ арестомъ. Въ донесеніяхъ иностранныхъ пословъ къ ихъ правительствамъ сообщается только, что донъ Карлосъ сначала бушевалъ и покушался на голодную смерть, впослѣдствіи же неумѣреннымъ употребленіемъ пищи и питья хотѣлъ лишить себя жизни. Къ Пасхѣ онъ сталъ вести себя тише и послѣ исповѣди причастился; лѣтомъ онъ заболѣлъ и 24 іюля, примирившись со всѣмъ міромъ, почилъ "въ лонѣ католической церкви"

 Кстати. Оказалось, что этот перевод, который я с трудом нарыла на торрентах, лежит себе преспокойненько у Мошкова az.lib.ru/s/shiller_i_k/text_0050oldorfo.shtml. Правда уже три человека, которых я в своё время достала, видимо, нытьем про то, как хочу прочитать эту книгу сказали, что искали там и не было. Барабашка


Очень интересной стороной этой книги для меня оказалась политика. Потому что заставляет задуматься о том, что ничего практически глобально-то с тех пор не изменилось. Человеческая жизнь стала ценнее только на словах, пожалуй, да и то уже перестают стесняться думать иначе. Правда Королева Елизавета и маркиз Поза, да и Филипп (реальный, а не драматургический), который как выяснилось, никого из действующих лиц даже и не собирался убивать, внушают на какое-то мгновение надежду, что и правда может лучшее что-то возможно для человечества. Не всем правят корысть и тщеславие, а есть и благородство мыслей, и открытость чувств, и умение сострадать, и ум не всегда вредит сердцу.

В общем как-то так.

Теперь еще хочется и более привычный современному человеку перевод прочесть и оперу послушать: Верди всё-таки, не хухры-мухры.
lievre72: (Default)
Давно уже не читала никакой прессы о Доне Карлосе. А сегодня наткнулась на сайте БДТ на интересную статью. Стырила ее себе сюда на память :)


Темур Чхеидзе с завидной твёрдостью вскрывает нарушения логики у Шиллера. Потому что логика - величина столь же переменная, как идеология, и столь же вёрткая, как закон и мораль. Положительные лица драмы «Дон Карлос», оказывается, совсем не безупречны. Экстазы проповедей о свободе шелестят, как сухие листья на ветру. Любовная дрожь успокаивается от нескольких валерьяновых капель здравого смысла. И тираны не рождаются сами, их рождают люди. Но тенденциозность Шиллера пригодилась, и наконец-то стало ясно трепетное внимание театральной истории к одной из сцен драмы: к встрече короля Филиппа и маркиза де Поза. Колеты, высокие кожаные сапоги, шпаги, золотоподобные наряды дам, — всё отодвинулось. И как не замереть, если встретились монархия и республика, скептицизм и идеализм, старик и молодой человек, старые и новые времена, а дальше ставьте какие угодно пары-антиномии. Всё, что увидится в дуэте Ивченко-Филипп и Дегтярь-Поза. В их дуэте есть объёмность, идейность и театральность. Ирония. Ставлю её отдельно, потому что она не предусмотрена серьёзным Шиллером. Она даже не очень-то в ходу у меланхоличного Чхеидзе. А здесь все четверо (персонажи и исполнители) попадают в её зону. Потому что это зона современных споров и размышлений о правах, свободах, справедливом обустройстве человечества, которое почему-то решил осчастливить Поза. Привлёк к этому ещё одного знатного молодого человека, инфанта испанского Карлоса, и молодую даму ещё более знатного положения - королеву, в которую, по всей видимости, сам тайно влюблён. Знать, озабоченная униженными и оскорблёнными, - это хобби и нашего времени тоже, с олигархами и кое-где сохранившимися принцессами. Не веря в пользу благих намерений, исповедь Позы слушаешь с искренним волнением. Как слушает её Филипп, и вдруг (тут-то и вспыхивает ирония), в тот момент, когда Поза дошёл до сути: «Дайте человеку свободу мысли», понимает: «А, так вы мечтатель!» Действительно, разве для мысли нужно разрешение?
В финале на сцену «выползает» ещё одна, главная ироническая фигура спектакля - Великий инквизитор в исполнении Геннадия Богачёва - постмодернистская трактовка (или карикатура) знаменитого портрета Веласкеса (инквизитору для полной аллюзии подставляют кресло). Королю приходится провести заключительную дискуссию - опять на авансцене, опять с идейным противником, опять в ироническом ключе. Если в первом поединке «мечтатель» подмят волевым напором Филиппа, превращен в раба, то во втором - короля запросто сражает полумёртвая на вид красная туша, которая держит на длинных нитях всех так называемых еретиков мира. Читай - мечтателей. Никогда спектакль Чхеидзе, при его всегдашнем обострённом восприятии действительности, не был ещё настолько не абстрактным. Так и тянет подставлять под испанскую монархию - другую монархию, а под Фландрию - другой протекторат. Но делать так означает упрощать и искажать спектакль, горизонт которого гораздо шире, хотя и не беспредельно.
Зритель, что свыкся с определением самого себя как «клиповый» (правильней - «липовый»), вынужден терпеть четыре с лишним часа. Такова протяжённость «Дона Карлоса», представленного как главный аккорд празднования девяностолетия прославленного БДТ. От «Дона Карлоса» 1919 года к «Дону Карлосу» 2009-го - парабола, уклонившаяся от Шиллера романтического к Шиллеру скептическому и в соответствии с этим - от стихотворного текста к прозаическому. Да и сам Шиллер «облёк» в стихи драму не сразу, сначала писал «смиренной» прозой. Новый переводчик Елена Шварц, поэт, этому переводу в двойном смысле способствовала. Не берусь говорить о тонкостях (тем более по звуковому варианту спектакля), по сути же отличие от перевода Левика в том, что смягчена «испанская» острота чувств и мыслей: раньше в русском «Дон Карлосе» презрение, гордыня, ярость, мрачность, восторги и прочее буквально дыбились и вздымались. Теперь их заменили психологическое напряжение, интеллектуальное внимание, вполне европейское благородство — с небольшой архаической данью XVIII веку от улиц XXI-го.
Возвращаясь к началу, повторю, что вынесенные на первый план идейные споры достойных оппонентов оправдывают не частый сейчас большой хронометраж спектакля. Так как к «клиповым» зрителям себя не отношу, то особенного терпения не понадобилось. Уж очень близок сердцу и уму конфликт утопии и опыта. Того самого исторического опыта с ошибками, которые ничему не учат, а лишь порождают новых мечтателей и новые жертвы. Спектакль не заканчивается на шиллеровской ноте - веры в необходимость борьбы за лучшее будущее, возгласами «на тиранов!» или «обнимитесь, миллионы!» Спектакль обрывается. На том, что кардинальский аппетит утолён свежим мясом в виде испанского инфанта; король в домашнем халате - укрощен в своём пробном просветительском начинании, а инфант, застывший на ступенях винтовой лестницы, - это прерванный полёт, так сказать, гуманизма. У Чхеидзе есть ещё свой финал, не шиллеровский. Это фигурки детей - тоненького мальчика-пажа (изящное исполнение практически бессловесной роли Полиной Толстун) и маленькой инфанты (ещё одной реминисценции Веласкеса). Они остаются одни и без защиты от грозного шума подступающей очередной военной, то есть людьми же и организованной, катастрофы. Это финал из поэзии: «Живы дети, только дети, мы мертвы, давно мертвы...»
Дети вышли в опасный мир. Откуда? Из подземелий сценического Эскориала. Винтовая лестница ведёт в его башню, в бункер, немного похожий на тот, в котором правил у Чхеидзе Президент в «Коварстве и любви», и на тот, в котором пряталась королева Елизавета в «Марии Стюарт». Постоянный художник Чхеидзе - Георгий Алекси-Месхишвили в третий раз возвращается (как и постоянный композитор Чхеидзе Гия Канчели - к штриховой музыке) в бункерообразные укрепления власти. В «Дон Карлосе» третий вариант - с акцентами на рельефах культовой скульптуры и архитектуры (они даны в крупных, во весь задник, фотопроекциях, схваченных в сложных ракурсах и распечатанных в узком формате, словно сдавленных стенами). Эскориал представляет собой просторный зал со входами и выходами, со скудным светом и фантастическими тенями от простых спинок стульев. Это площадка для игры в любовь и политику.
О политике сказано. Любовь? Да, она есть - куда же без неё в истории Филиппа, Карлоса и Елизаветы Валуа. Куда деться от высокородного любовного треугольника, идеализированного Шиллером, потом вновь идеализированного Верди, и несть конца... Дамы блистают туалетами (от Марины Еремейчивой, и особенно хороша мавританская вариация принцессы Эболи). Елизавета Ирины Патраковой, к счастью, не ограничена добродетелями - в ней есть бури и натиски французского темперамента, она живая и пылкая женщина. Эболи Елены Поповой - привлекательна в аскезе и самобичевании. Ей идут «умирающие» звуки голоса, склонённая под капюшоном голова, навзничь падающее тело. «Вторы» женского ансамбля - маркиза Монтекар (Екатерина Толубеева) и герцогиня Оливарес (Татьяна Аптикеева) - запоминаются, они не потерялись в сумерках Эскориала, среди мощных мужских голосов. По праву «Дон Карлос» - мужской спектакль. Преданный (сразу и королю, и наследнику) граф Лерма (Алексей Фалилеев) и растерянный старик, адмирал Сидония (Георгий Штиль) сыграны отточено и в то же время скромно.
Карлоса играет актёр новой формации, ученик Вениамина Фильштинского, участник дерзких спектаклей Андрея Прикотенко на сцене Театра на Литейном - Игорь Ботвин. Из атмосферы некоторого простительного надругательства над вечной классикой он попадает в атмосферу почитания её же, не исключающего собственных мнений - ни режиссёра, ни исполнителей. У Ботвина Карлос - не юнец, а зрелый и всё же неуравновешенный молодой человек. Может быть, крупный и крепкий чуть более, чем можно бы. Зато, безусловно, привлекательный и убедительный в терзаниях и метаниях между миссией спасителя человечества и жаждой плотской любви. Когда отец слегка насмешливо рекомендует ему врача вместо экспедиции во Фландрию, основания налицо: вспышки безумного нетерпения для полководца исключены. Разве что тот гений, Наполеон. Но Дон Карлос - не гений, не пламенный любовник, не героическая личность. Он отличный классический театральный принц - с приглушёнными романтическими интонациями, с красивой выправкой, с выразительным голосом. С моментами истерии и патологического гнева. А также мнительностью, перепадами настроения, двойственностью (если не двуличием). Суммой неврастенических признаков, то есть нездоровым духом в здоровом теле. Воспитателя из маркиза Позы не вышло. К сожалению, и дружба Карлоса с Позой не выстраивается. То ли мешает разница лет, то ли разница манер, но в гармонию их отношений не веришь, а дисгармонии не придаёшь значения. Валерий Дегтярь, сознательно или интуитивно, делает Позу «слабаком». Человеком, которому не хватает веры в собственные идеалы. Сомнения персонажа мгновенно передаются в зал. Демократизм маркиза слишком эластичен и наивен, особенно рядом с хищной прямотой короля. «Я не бунтовщик», - признаётся он. Либерал - доскажем за него. Дегтярь не из формальных театральных декламаторов, он актёр тонких материй. В роли Позы из них «шьётся» тема вины и раскаяния. Эти чувства преобладают и в сценах с Карлосом, и в программном поединке с Филиппом, и в рыцарском поклонении Елизавете.
Сейчас БДТ занятен как раз вавилонским смешением актёрских почерков. Их владельцы готовыми, сложившимися актёрами поступают в труппу и по разному укореняются или не укореняются в ней. Очередной пример - Алексей Девотченко, в спектакле - герцог Альба. Роль, складывающаяся из отрывистых и острых фрагментов. В свойственной ему манере бросать реплики в предельной концентрации, Девотченко обходится тем текстом, что выпадает ему, чтобы высказаться конспективно и отчётливо. Причём текст кажется ещё короче, чем есть. Его герцог Альба - невысокий человек, с вдавленной в плечи голой головой, не поворачивающейся более, чем на сорок пять градусов, зажатый, с мрачноватым взглядом исподлобья - не то чтобы кровопийца, безжалостный тиран или успешный полководец. Он закомплексованный честолюбец. На этом поставлена точка. Очень громкая в тот момент, когда Альба со стуком опускает стул перед задиристым Карлосом. Этот Альба автономен. Есть и совершенно другой герцог Альба (Дмитрий Быковский) - правильный, я бы сказала. Альба на уровне Шиллера, а не Достоевского. Массивный, грубоватый и составляющий отличную пару единомышленников с отцом Доминго (Анатолий Петров). Вместе они оправдывают нескрываемое презрение, которое демонстрирует им неоднократно король. Их голоса - отрывистый бас Альбы и певучий тенор Доминго - в дуэте комичны. Ещё немного - и начнётся фарс с белым (поп) и рыжим (вояка) клоунами. Вместе они усиливают иронический подтекст той политики, которая начинается, делается и заканчивается в приёмных, где толпятся «добровольные ничтожества».
Заглавным героем спектакля стал не инфант, а король. Ивченко играет широко - буквально и фигурально: смело захватывает территорию, сценическую «власть». У Филиппа широкий и уверенный шаг, он подтянут, он властен. И он же - насквозь саркастичен, мнителен, необуздан. Филипп поставлен на землю, одеяния трагического одиночки сброшены. Сходство с Отелло - мнимое. Филипп владеет Елизаветой так же, как Испанией, и не терпит покушений на собственность. Очевидный его цинизм подкрепляется одной репликой: «Государственные замыслы королевы меня не интересуют». Так, мимоходом, словно речь идёт о рукоделии, вышивке бисером или аутодафе. О пустяках. Но и они, равно как и свобода мысли Позы и сам маркиз, должны находиться в границах испанской империи. На всём лучшем стоит печать испанского монарха. Ивченко интонирует мастерски. Интонацией он ставит ударения на высокомерии и беспощадной прозорливости Филиппа. Сын, который только что, наедине с другом выказал ненависть к отцу, падает перед ним на колени? Просит любви и нежности? Филипп не дрогнул и не поверил. Насмешливо поднял того с колен, пристыдил и остудил. Истинно только то, что тиран ищет Человека - интонации роли подразумевает большую букву. Интонации же показывают, что поиски напрасны. Рядом с тиранами мечтатели становятся ручными. Те слёзы, что испугали придворных, этот Филипп вряд ли мог пролить. Он любит как собственник и мстит как собственник. После убийства Позы он раскаивается - в том, что власть, подобная его власти, не способна воскрешать мёртвых. Ведь всё остальное ей под силу. Ивченко придал прозе весомость. Он затушевал сатирические краски, хотя они проступают - и тогда, когда бедный Филипп хлопает себя по лбу - дочь равно похожа на него и на Карлоса, и тогда, когда трусит подойти к упавшей в обморок королеве. Ивченко играет монументально и мягко. Его проза колоритна, умна, драматична. И в целом проза спектакля не смиренна, она воодушевлённее рифм, злее Шиллера, в нём, спектакле, по смыслу железа и бронзы куда больше, чем парчи и кожи.
Мне очень понравился этот политический и партийный спектакль БДТ. Знаю, что его партийность совсем не того цвета, что в 1919 году, и не знаю, в какой цвет окрашены её флаги ныне, но цвет не важен. Цвета то и дело меняются, а вот как осчастливить человечество - всё так же неясно.

Горфункель Е. Шиллер против Шиллера: Ф. Шиллер. «Дон Карлос». БДТ имени Товстоногова. Режиссёр Темур Чхеидзе // ИМПЕРИЯ ДРАМЫ. 2009. №26-27.


 
lievre72: (Default)
Давно уже не читала никакой прессы о Доне Карлосе. А сегодня наткнулась на сайте БДТ на интересную статью. Стырила ее себе сюда на память :)


Темур Чхеидзе с завидной твёрдостью вскрывает нарушения логики у Шиллера. Потому что логика - величина столь же переменная, как идеология, и столь же вёрткая, как закон и мораль. Положительные лица драмы «Дон Карлос», оказывается, совсем не безупречны. Экстазы проповедей о свободе шелестят, как сухие листья на ветру. Любовная дрожь успокаивается от нескольких валерьяновых капель здравого смысла. И тираны не рождаются сами, их рождают люди. Но тенденциозность Шиллера пригодилась, и наконец-то стало ясно трепетное внимание театральной истории к одной из сцен драмы: к встрече короля Филиппа и маркиза де Поза. Колеты, высокие кожаные сапоги, шпаги, золотоподобные наряды дам, — всё отодвинулось. И как не замереть, если встретились монархия и республика, скептицизм и идеализм, старик и молодой человек, старые и новые времена, а дальше ставьте какие угодно пары-антиномии. Всё, что увидится в дуэте Ивченко-Филипп и Дегтярь-Поза. В их дуэте есть объёмность, идейность и театральность. Ирония. Ставлю её отдельно, потому что она не предусмотрена серьёзным Шиллером. Она даже не очень-то в ходу у меланхоличного Чхеидзе. А здесь все четверо (персонажи и исполнители) попадают в её зону. Потому что это зона современных споров и размышлений о правах, свободах, справедливом обустройстве человечества, которое почему-то решил осчастливить Поза. Привлёк к этому ещё одного знатного молодого человека, инфанта испанского Карлоса, и молодую даму ещё более знатного положения - королеву, в которую, по всей видимости, сам тайно влюблён. Знать, озабоченная униженными и оскорблёнными, - это хобби и нашего времени тоже, с олигархами и кое-где сохранившимися принцессами. Не веря в пользу благих намерений, исповедь Позы слушаешь с искренним волнением. Как слушает её Филипп, и вдруг (тут-то и вспыхивает ирония), в тот момент, когда Поза дошёл до сути: «Дайте человеку свободу мысли», понимает: «А, так вы мечтатель!» Действительно, разве для мысли нужно разрешение?
В финале на сцену «выползает» ещё одна, главная ироническая фигура спектакля - Великий инквизитор в исполнении Геннадия Богачёва - постмодернистская трактовка (или карикатура) знаменитого портрета Веласкеса (инквизитору для полной аллюзии подставляют кресло). Королю приходится провести заключительную дискуссию - опять на авансцене, опять с идейным противником, опять в ироническом ключе. Если в первом поединке «мечтатель» подмят волевым напором Филиппа, превращен в раба, то во втором - короля запросто сражает полумёртвая на вид красная туша, которая держит на длинных нитях всех так называемых еретиков мира. Читай - мечтателей. Никогда спектакль Чхеидзе, при его всегдашнем обострённом восприятии действительности, не был ещё настолько не абстрактным. Так и тянет подставлять под испанскую монархию - другую монархию, а под Фландрию - другой протекторат. Но делать так означает упрощать и искажать спектакль, горизонт которого гораздо шире, хотя и не беспредельно.
Зритель, что свыкся с определением самого себя как «клиповый» (правильней - «липовый»), вынужден терпеть четыре с лишним часа. Такова протяжённость «Дона Карлоса», представленного как главный аккорд празднования девяностолетия прославленного БДТ. От «Дона Карлоса» 1919 года к «Дону Карлосу» 2009-го - парабола, уклонившаяся от Шиллера романтического к Шиллеру скептическому и в соответствии с этим - от стихотворного текста к прозаическому. Да и сам Шиллер «облёк» в стихи драму не сразу, сначала писал «смиренной» прозой. Новый переводчик Елена Шварц, поэт, этому переводу в двойном смысле способствовала. Не берусь говорить о тонкостях (тем более по звуковому варианту спектакля), по сути же отличие от перевода Левика в том, что смягчена «испанская» острота чувств и мыслей: раньше в русском «Дон Карлосе» презрение, гордыня, ярость, мрачность, восторги и прочее буквально дыбились и вздымались. Теперь их заменили психологическое напряжение, интеллектуальное внимание, вполне европейское благородство — с небольшой архаической данью XVIII веку от улиц XXI-го.
Возвращаясь к началу, повторю, что вынесенные на первый план идейные споры достойных оппонентов оправдывают не частый сейчас большой хронометраж спектакля. Так как к «клиповым» зрителям себя не отношу, то особенного терпения не понадобилось. Уж очень близок сердцу и уму конфликт утопии и опыта. Того самого исторического опыта с ошибками, которые ничему не учат, а лишь порождают новых мечтателей и новые жертвы. Спектакль не заканчивается на шиллеровской ноте - веры в необходимость борьбы за лучшее будущее, возгласами «на тиранов!» или «обнимитесь, миллионы!» Спектакль обрывается. На том, что кардинальский аппетит утолён свежим мясом в виде испанского инфанта; король в домашнем халате - укрощен в своём пробном просветительском начинании, а инфант, застывший на ступенях винтовой лестницы, - это прерванный полёт, так сказать, гуманизма. У Чхеидзе есть ещё свой финал, не шиллеровский. Это фигурки детей - тоненького мальчика-пажа (изящное исполнение практически бессловесной роли Полиной Толстун) и маленькой инфанты (ещё одной реминисценции Веласкеса). Они остаются одни и без защиты от грозного шума подступающей очередной военной, то есть людьми же и организованной, катастрофы. Это финал из поэзии: «Живы дети, только дети, мы мертвы, давно мертвы...»
Дети вышли в опасный мир. Откуда? Из подземелий сценического Эскориала. Винтовая лестница ведёт в его башню, в бункер, немного похожий на тот, в котором правил у Чхеидзе Президент в «Коварстве и любви», и на тот, в котором пряталась королева Елизавета в «Марии Стюарт». Постоянный художник Чхеидзе - Георгий Алекси-Месхишвили в третий раз возвращается (как и постоянный композитор Чхеидзе Гия Канчели - к штриховой музыке) в бункерообразные укрепления власти. В «Дон Карлосе» третий вариант - с акцентами на рельефах культовой скульптуры и архитектуры (они даны в крупных, во весь задник, фотопроекциях, схваченных в сложных ракурсах и распечатанных в узком формате, словно сдавленных стенами). Эскориал представляет собой просторный зал со входами и выходами, со скудным светом и фантастическими тенями от простых спинок стульев. Это площадка для игры в любовь и политику.
О политике сказано. Любовь? Да, она есть - куда же без неё в истории Филиппа, Карлоса и Елизаветы Валуа. Куда деться от высокородного любовного треугольника, идеализированного Шиллером, потом вновь идеализированного Верди, и несть конца... Дамы блистают туалетами (от Марины Еремейчивой, и особенно хороша мавританская вариация принцессы Эболи). Елизавета Ирины Патраковой, к счастью, не ограничена добродетелями - в ней есть бури и натиски французского темперамента, она живая и пылкая женщина. Эболи Елены Поповой - привлекательна в аскезе и самобичевании. Ей идут «умирающие» звуки голоса, склонённая под капюшоном голова, навзничь падающее тело. «Вторы» женского ансамбля - маркиза Монтекар (Екатерина Толубеева) и герцогиня Оливарес (Татьяна Аптикеева) - запоминаются, они не потерялись в сумерках Эскориала, среди мощных мужских голосов. По праву «Дон Карлос» - мужской спектакль. Преданный (сразу и королю, и наследнику) граф Лерма (Алексей Фалилеев) и растерянный старик, адмирал Сидония (Георгий Штиль) сыграны отточено и в то же время скромно.
Карлоса играет актёр новой формации, ученик Вениамина Фильштинского, участник дерзких спектаклей Андрея Прикотенко на сцене Театра на Литейном - Игорь Ботвин. Из атмосферы некоторого простительного надругательства над вечной классикой он попадает в атмосферу почитания её же, не исключающего собственных мнений - ни режиссёра, ни исполнителей. У Ботвина Карлос - не юнец, а зрелый и всё же неуравновешенный молодой человек. Может быть, крупный и крепкий чуть более, чем можно бы. Зато, безусловно, привлекательный и убедительный в терзаниях и метаниях между миссией спасителя человечества и жаждой плотской любви. Когда отец слегка насмешливо рекомендует ему врача вместо экспедиции во Фландрию, основания налицо: вспышки безумного нетерпения для полководца исключены. Разве что тот гений, Наполеон. Но Дон Карлос - не гений, не пламенный любовник, не героическая личность. Он отличный классический театральный принц - с приглушёнными романтическими интонациями, с красивой выправкой, с выразительным голосом. С моментами истерии и патологического гнева. А также мнительностью, перепадами настроения, двойственностью (если не двуличием). Суммой неврастенических признаков, то есть нездоровым духом в здоровом теле. Воспитателя из маркиза Позы не вышло. К сожалению, и дружба Карлоса с Позой не выстраивается. То ли мешает разница лет, то ли разница манер, но в гармонию их отношений не веришь, а дисгармонии не придаёшь значения. Валерий Дегтярь, сознательно или интуитивно, делает Позу «слабаком». Человеком, которому не хватает веры в собственные идеалы. Сомнения персонажа мгновенно передаются в зал. Демократизм маркиза слишком эластичен и наивен, особенно рядом с хищной прямотой короля. «Я не бунтовщик», - признаётся он. Либерал - доскажем за него. Дегтярь не из формальных театральных декламаторов, он актёр тонких материй. В роли Позы из них «шьётся» тема вины и раскаяния. Эти чувства преобладают и в сценах с Карлосом, и в программном поединке с Филиппом, и в рыцарском поклонении Елизавете.
Сейчас БДТ занятен как раз вавилонским смешением актёрских почерков. Их владельцы готовыми, сложившимися актёрами поступают в труппу и по разному укореняются или не укореняются в ней. Очередной пример - Алексей Девотченко, в спектакле - герцог Альба. Роль, складывающаяся из отрывистых и острых фрагментов. В свойственной ему манере бросать реплики в предельной концентрации, Девотченко обходится тем текстом, что выпадает ему, чтобы высказаться конспективно и отчётливо. Причём текст кажется ещё короче, чем есть. Его герцог Альба - невысокий человек, с вдавленной в плечи голой головой, не поворачивающейся более, чем на сорок пять градусов, зажатый, с мрачноватым взглядом исподлобья - не то чтобы кровопийца, безжалостный тиран или успешный полководец. Он закомплексованный честолюбец. На этом поставлена точка. Очень громкая в тот момент, когда Альба со стуком опускает стул перед задиристым Карлосом. Этот Альба автономен. Есть и совершенно другой герцог Альба (Дмитрий Быковский) - правильный, я бы сказала. Альба на уровне Шиллера, а не Достоевского. Массивный, грубоватый и составляющий отличную пару единомышленников с отцом Доминго (Анатолий Петров). Вместе они оправдывают нескрываемое презрение, которое демонстрирует им неоднократно король. Их голоса - отрывистый бас Альбы и певучий тенор Доминго - в дуэте комичны. Ещё немного - и начнётся фарс с белым (поп) и рыжим (вояка) клоунами. Вместе они усиливают иронический подтекст той политики, которая начинается, делается и заканчивается в приёмных, где толпятся «добровольные ничтожества».
Заглавным героем спектакля стал не инфант, а король. Ивченко играет широко - буквально и фигурально: смело захватывает территорию, сценическую «власть». У Филиппа широкий и уверенный шаг, он подтянут, он властен. И он же - насквозь саркастичен, мнителен, необуздан. Филипп поставлен на землю, одеяния трагического одиночки сброшены. Сходство с Отелло - мнимое. Филипп владеет Елизаветой так же, как Испанией, и не терпит покушений на собственность. Очевидный его цинизм подкрепляется одной репликой: «Государственные замыслы королевы меня не интересуют». Так, мимоходом, словно речь идёт о рукоделии, вышивке бисером или аутодафе. О пустяках. Но и они, равно как и свобода мысли Позы и сам маркиз, должны находиться в границах испанской империи. На всём лучшем стоит печать испанского монарха. Ивченко интонирует мастерски. Интонацией он ставит ударения на высокомерии и беспощадной прозорливости Филиппа. Сын, который только что, наедине с другом выказал ненависть к отцу, падает перед ним на колени? Просит любви и нежности? Филипп не дрогнул и не поверил. Насмешливо поднял того с колен, пристыдил и остудил. Истинно только то, что тиран ищет Человека - интонации роли подразумевает большую букву. Интонации же показывают, что поиски напрасны. Рядом с тиранами мечтатели становятся ручными. Те слёзы, что испугали придворных, этот Филипп вряд ли мог пролить. Он любит как собственник и мстит как собственник. После убийства Позы он раскаивается - в том, что власть, подобная его власти, не способна воскрешать мёртвых. Ведь всё остальное ей под силу. Ивченко придал прозе весомость. Он затушевал сатирические краски, хотя они проступают - и тогда, когда бедный Филипп хлопает себя по лбу - дочь равно похожа на него и на Карлоса, и тогда, когда трусит подойти к упавшей в обморок королеве. Ивченко играет монументально и мягко. Его проза колоритна, умна, драматична. И в целом проза спектакля не смиренна, она воодушевлённее рифм, злее Шиллера, в нём, спектакле, по смыслу железа и бронзы куда больше, чем парчи и кожи.
Мне очень понравился этот политический и партийный спектакль БДТ. Знаю, что его партийность совсем не того цвета, что в 1919 году, и не знаю, в какой цвет окрашены её флаги ныне, но цвет не важен. Цвета то и дело меняются, а вот как осчастливить человечество - всё так же неясно.

Горфункель Е. Шиллер против Шиллера: Ф. Шиллер. «Дон Карлос». БДТ имени Товстоногова. Режиссёр Темур Чхеидзе // ИМПЕРИЯ ДРАМЫ. 2009. №26-27.


 
lievre72: (Default)
Ну что ж, попробую написать о мартовском Питере. Начну с самого простого.
28 марта. Еще накануне мы с Анюткой думали, что вечером попадем на органный концерт в Мальтийскую капеллу, но не тут-то было. Билетов в кассах ДТЗК не было и я решила добраться до этой самой капеллы, чтобы там билетов поспрошать. Ага. Счаззз. Находится Мальтийская капелла на территории Суворовского училища и попробуй туда пройди просто так . Был вариант прийти за час до концерта и тогда на КПП, возможно, будут билеты. Я посовещалась и решила, что не судьба при таком раскладе послушать орган. Тем более, что Анютка накануне приболела и лучше бы вечер провела дома в тепле. Во время дневной прогулки по Питеру меня посетила здравая мысль (как мне показалось ):расширить свои питерские театральные горизонты, то есть сходить не в БДТ, а в какой-нибудь другой театр. После мучительных раздумий возле касс ДТЗК жертвой был выбран МДТ со спектаклем Дом кавалера Альбы.



Однако, когда подошла моя очередь в кассу, то губы сами сказали БДТ вместо МДТ и вот уже через нескольок часов я сижу на Идеальном воре, на который не собиралась в принципе.
Не сказать, чтобы этот спектакль - позор театра, как многие пишут, но он показался мне скучным и искусственным. История совсем не тронула и, поэтому,совершенно не хотелось разбираться в перипетиях отношений героев, в их жизненных позициях, ошибках и печалях. Сложилось такое впечатление, что персонажам самим очень скучно живется и всё, что они делают, делают от скуки. Вор - от скуки ворует, военный от скуки завел себе любовницу (вообще, какрикатурный тип получился какой-то), банкир от скуки знакомится с соседом и так же от скуки следит за его дамой. А уж дама, вероятно,скучает невероятно, раз бросается на каждого, кто попадается на пути. Единственный живой персонаж из всех, кто на сцене - Геленка, подрудка вора. Она ничего не изображает из себя и просто любит, как умеет.

А кто просто спас мне этот вечер в театре - Семен Мендельсон с оркестром. Он вносил оживление в это искусственное действо и я с нетерпением ждала каждого его появления на сцене. Понимаю теперь, почему руководство театра отменяло спектакль во время его болезни: ну как его заменишь, кем? И на саксофоне играет, и оркестром дирижирует, и поет (забавный у него тенорок ), и в колокольчик звонит
универсал

Может и не доросла я еще до режиссуры Дитятковского, но как-то не пошло у меня это действо. Не тронуло - это главное. Огрехи в исполнении и постановке можно исправить со временем: не играют же они одинаково всё время, а вот с сопереживанием что делать?
Днем, перед спектаклем сходили с Анюткой на фотовыставку Михаила Барышникова. Балет в движенни. Модерновый балет в движении. Наверное, я тоже так фоткать могу: все размыто, не поймешь кто где Однако несколько работ получились очень интересными и даже понравились. Жалко каталога не было.

Теперь о главном: главной целью приезда была премьера в БДТ «Дон Карлос» Так как прочитать пьесу мне никак не удалось, то заранее решила, что пойду на оба премьерных спектакля — 27 и 29. О чем ни на секунду не пожалела. Во-первых, Валерия Михайловича Ивченко много не бывает , пусть он и весь вечер на арене так сказать :)

Король Филипп Второй в его исполнении лишен всех прямых ужасов своего правления. Но характер читается. Несмотря на то, что это чуть ли не главный отрицательный персонаж спектакля (к сожалению, не могу говорить о первоисточнике), но я лично сочувствовала именно ему. Человеку совершенно некому доверять. Абсолютно. Понятно, что это из серии: что посеешь, то и пожнешь, но его ревность и сомнения в любимых людях: не сомневаюсь, что это чувство ему знакомо, хоть и гонимо, внушают сострадание к этому человеку. Но, впролне возможно, я просто необъективно а актеру, играющему эту роль. Во-вторых, мне понравился Шиллер в постановке Чхеидзе. Сказала бы точнее: ОПЯТЬ понравился Шиллер в постановке Чхеидзе В-третьих, был некий намек на 2 состава, заключавшися в том, что Дона Альбу играют 2 актера: Алексей Девотченко и Дмитрий Быковский.
Мне интереснее показался Девотченко. Быковский - не совсем герцог и не политик. Вояка такой получился. Совершенно непонятно, зачем ему власть. У Девотченко более хищные интонации были, на мой взгляд. Однако, вот что я заметила или причудилось: Девотченко раза в полтора ниже Ивченко, а Быковский раза в полтора выше. Когда они стоят рядом возникает ощущение в первом случае, что этакая козявочка тянется к власти и никак не может дотянуться до нее, потому что до Филиппа Второго ему еще расти и расти в прямом смысле этого слова. И тут король - это Король. А во втором случае, король смотрит на Альбу снизу вверх, да еще так сгорбившись, как это умеет только Ивченко и сразу кажется, что настоящий правитель Испании - именно Альба.

Интересно, как хотел Чхеидзе?

Еще один запомнившийся образ — маркиз Поза в исполнении Валерия Дегтяря.
Этот актер нравится мне все больше и больше. С каждым Копенгагеном Что бы еще такого с ним посмотреть? Жалко, АРТ не идет и записей нет. Удивительно, что не молодому уже Дегтярю (не мальчик ведь уже) удалось сыграть ровесника принца Карлоса и абсолютно убедительно переиграть при этом неизвестного мне доселе актера Ботвина, который исполняет эту роль и по сюжету (как я это поняла) - ровесник Позы. Единственный раз у Ботвина получилось быть молодым (да и то несколько истерически — во время разговора с отцом во втором акте).Идеалист Поза (радикальный идеалист, для которого, к сожалению, для достижения главной цели: освобождение родной Фландрии от власти Филиппа, хороши все средства) в исполнении Дегтяря убедил меня больше принца.. А как шикарно провел Дегтярь свой диалог с Ивченко во втором акте. Достойный соперник. Вообще, второй акт это нечто!!! Филипп (Ивченко) — весь акт почти на сцене и разговаривает с разными обитателями своего королевства на разные темы: на самом деле всё об одном. О предательстве, доверии, власти — у него это всё близко. Такого богатства интонация я не встречала раньше у него же самого!!! Как это сделано, просто с ума можно сойти от наслаждения. Едкий, саркастический и ранимый, испуганный голос одновременно. Тем более было удивительно прочитать где-то на просторах ЖЖ, что Ивченко всегда одинаковый

И еще один актер, который покорил — Геннадий Богачев в роли Великого Инквизитора.



Роль небольшая, но важная. Решение, которое в итоге принимает Филипп, продиктовано именно встречей с Инквизитором. Хотя, безусловно, к нему (решению) король склонялся и ранее. Сомнения (долгие, как мне кажется) разрешились в свойственной Филиппу манере коротко и жестко говорить. Инквизитор подтвердил праведность этого поступка согласно канонам церкви. Старик без возраста (этот факт сыгран Богачевым филигранно: еле стоять, почти не видеть и говорить со смертельной устлостью в голосе можно по-разному, согласитесь) решил уже все мучения и сомнения для себя давно и неразумному дитяте Филиппу советует так, как будто уже миллионный раз говорил всё на свете. Кстати, вспомнился телеспектакль самого Ивченко по главе из Карамазовых под названием «Великий Инквизитор». Очень похоже по внутреннему восприятию.

Еще один интересный персонаж - принцесса, влюбленная в Карлоса, в исполнении Елены Поповой. Однозначно, Попова — актриса Чхеидзе, но для это роли старовата, имхо, по крайней пере по сравнению с королевой-Патраковой. Понравилась на сей раз Полина Толстун, которая играла в этот раз пажа, а раньше я ее видела в Дядюшкином сне.

Страшный финал спектакля Чхеидзе решил очень изящно, на мой взгляд. Интересно, как там в пьесе написано? На сцене слева Филипп с приближенными, справа Дон Карлос. Дон Карлос уверен, что бежит сегодня ночью, король уверен, что это не так. Чем закончилась эта мысленная перепалка непонятно, но в следующий миг паж с инфантой увидели что-то страшное. Занавес.

Спектакль, который был 29-го мне показался более целостным, видимо, сделали какие-то выводы после 27-го. Королева Елизавета была уже не так похожа на Марию Стюарт того же Шиллера у того же Чхеидзе. Актриса Ирина Патракова, играющая обе эти роли, даже интонации предыдущей королевы копировала. Но всё еще утрясется, я в этом уверена.

Спектакль интересный, с удовольсвием посмоттрю его, когда окрепнет и подрастет. И даже не представляю насколько это тогда будет хорошо!

27-го после спектакля БДТ, кажется, закончил праздновать свой 90-летний юбилей.



Заслушали постпремьерную речь главного режиссера



Посмотрели фильм о БДТ: никак не удается телевизионщикам ухватить все 90 БДТшных лет. Застревают на 33-х Товстоноговских годах. Естественно, это золотой век театра, но ведь театр был до и есть и будет после. Хочется верить в это по крайней мере.


Отдельно о публике. Странные все-таки люди — эти театралы. 27-го рядом с нашей ложей сидели 2 семейные пары. Дама спектакль очень нравился и они хотели смотреть, а мужики — хотели в буфет. Почему не пошли, непонятно. Сидели всё время нудели, как им хочется в буфет, н ос места не двигались. Уж лучше б ушли что ли...

29-го я сидела между двумя англичанками (не уверена, конечно, но общались они между собой на английском). Они все время молча переглядывались и вздыхали. Понятно, что смотреть спектакль на непонятном языке трудно. Ушли они сразу же после 2-го (!!!) акта, который смотрится на одном дыхании. И слушается тоже. Еще впереди сидели какие-то старнные женщины, которые не сдали в гардероб свои шуршащие пакеты и каждый раз, видимо, перекладывая ноги, шуршали пакетами во время действия. А вот сзади сидели мама с сыном лет 11-12-ти. В первом антракте мальчик честно сказал, что понял, что происходит очень приблизительно и попросил маму объяснить вкратце. Мама объяснила и в следующем антракте они уже о чем-то тихонько спорили и делились мнениями. Мальчик не шумел, ничем не шуршал. Сам получал удовольствие и другим не мешал. И это радостно. :)

P.S. Пыталась пофоткать на поклонах 29-го, но фотик завис и не отвисал до тех пор, пока батарейки полностью не разрядились, а это было уже в гостинице. Уволить его что ли?
lievre72: (Default)
Ну что ж, попробую написать о мартовском Питере. Начну с самого простого.
28 марта. Еще накануне мы с Анюткой думали, что вечером попадем на органный концерт в Мальтийскую капеллу, но не тут-то было. Билетов в кассах ДТЗК не было и я решила добраться до этой самой капеллы, чтобы там билетов поспрошать. Ага. Счаззз. Находится Мальтийская капелла на территории Суворовского училища и попробуй туда пройди просто так . Был вариант прийти за час до концерта и тогда на КПП, возможно, будут билеты. Я посовещалась и решила, что не судьба при таком раскладе послушать орган. Тем более, что Анютка накануне приболела и лучше бы вечер провела дома в тепле. Во время дневной прогулки по Питеру меня посетила здравая мысль (как мне показалось ):расширить свои питерские театральные горизонты, то есть сходить не в БДТ, а в какой-нибудь другой театр. После мучительных раздумий возле касс ДТЗК жертвой был выбран МДТ со спектаклем Дом кавалера Альбы.



Однако, когда подошла моя очередь в кассу, то губы сами сказали БДТ вместо МДТ и вот уже через нескольок часов я сижу на Идеальном воре, на который не собиралась в принципе.
Не сказать, чтобы этот спектакль - позор театра, как многие пишут, но он показался мне скучным и искусственным. История совсем не тронула и, поэтому,совершенно не хотелось разбираться в перипетиях отношений героев, в их жизненных позициях, ошибках и печалях. Сложилось такое впечатление, что персонажам самим очень скучно живется и всё, что они делают, делают от скуки. Вор - от скуки ворует, военный от скуки завел себе любовницу (вообще, какрикатурный тип получился какой-то), банкир от скуки знакомится с соседом и так же от скуки следит за его дамой. А уж дама, вероятно,скучает невероятно, раз бросается на каждого, кто попадается на пути. Единственный живой персонаж из всех, кто на сцене - Геленка, подрудка вора. Она ничего не изображает из себя и просто любит, как умеет.

А кто просто спас мне этот вечер в театре - Семен Мендельсон с оркестром. Он вносил оживление в это искусственное действо и я с нетерпением ждала каждого его появления на сцене. Понимаю теперь, почему руководство театра отменяло спектакль во время его болезни: ну как его заменишь, кем? И на саксофоне играет, и оркестром дирижирует, и поет (забавный у него тенорок ), и в колокольчик звонит
универсал

Может и не доросла я еще до режиссуры Дитятковского, но как-то не пошло у меня это действо. Не тронуло - это главное. Огрехи в исполнении и постановке можно исправить со временем: не играют же они одинаково всё время, а вот с сопереживанием что делать?
Днем, перед спектаклем сходили с Анюткой на фотовыставку Михаила Барышникова. Балет в движенни. Модерновый балет в движении. Наверное, я тоже так фоткать могу: все размыто, не поймешь кто где Однако несколько работ получились очень интересными и даже понравились. Жалко каталога не было.

Теперь о главном: главной целью приезда была премьера в БДТ «Дон Карлос» Так как прочитать пьесу мне никак не удалось, то заранее решила, что пойду на оба премьерных спектакля — 27 и 29. О чем ни на секунду не пожалела. Во-первых, Валерия Михайловича Ивченко много не бывает , пусть он и весь вечер на арене так сказать :)

Король Филипп Второй в его исполнении лишен всех прямых ужасов своего правления. Но характер читается. Несмотря на то, что это чуть ли не главный отрицательный персонаж спектакля (к сожалению, не могу говорить о первоисточнике), но я лично сочувствовала именно ему. Человеку совершенно некому доверять. Абсолютно. Понятно, что это из серии: что посеешь, то и пожнешь, но его ревность и сомнения в любимых людях: не сомневаюсь, что это чувство ему знакомо, хоть и гонимо, внушают сострадание к этому человеку. Но, впролне возможно, я просто необъективно а актеру, играющему эту роль. Во-вторых, мне понравился Шиллер в постановке Чхеидзе. Сказала бы точнее: ОПЯТЬ понравился Шиллер в постановке Чхеидзе В-третьих, был некий намек на 2 состава, заключавшися в том, что Дона Альбу играют 2 актера: Алексей Девотченко и Дмитрий Быковский.
Мне интереснее показался Девотченко. Быковский - не совсем герцог и не политик. Вояка такой получился. Совершенно непонятно, зачем ему власть. У Девотченко более хищные интонации были, на мой взгляд. Однако, вот что я заметила или причудилось: Девотченко раза в полтора ниже Ивченко, а Быковский раза в полтора выше. Когда они стоят рядом возникает ощущение в первом случае, что этакая козявочка тянется к власти и никак не может дотянуться до нее, потому что до Филиппа Второго ему еще расти и расти в прямом смысле этого слова. И тут король - это Король. А во втором случае, король смотрит на Альбу снизу вверх, да еще так сгорбившись, как это умеет только Ивченко и сразу кажется, что настоящий правитель Испании - именно Альба.

Интересно, как хотел Чхеидзе?

Еще один запомнившийся образ — маркиз Поза в исполнении Валерия Дегтяря.
Этот актер нравится мне все больше и больше. С каждым Копенгагеном Что бы еще такого с ним посмотреть? Жалко, АРТ не идет и записей нет. Удивительно, что не молодому уже Дегтярю (не мальчик ведь уже) удалось сыграть ровесника принца Карлоса и абсолютно убедительно переиграть при этом неизвестного мне доселе актера Ботвина, который исполняет эту роль и по сюжету (как я это поняла) - ровесник Позы. Единственный раз у Ботвина получилось быть молодым (да и то несколько истерически — во время разговора с отцом во втором акте).Идеалист Поза (радикальный идеалист, для которого, к сожалению, для достижения главной цели: освобождение родной Фландрии от власти Филиппа, хороши все средства) в исполнении Дегтяря убедил меня больше принца.. А как шикарно провел Дегтярь свой диалог с Ивченко во втором акте. Достойный соперник. Вообще, второй акт это нечто!!! Филипп (Ивченко) — весь акт почти на сцене и разговаривает с разными обитателями своего королевства на разные темы: на самом деле всё об одном. О предательстве, доверии, власти — у него это всё близко. Такого богатства интонация я не встречала раньше у него же самого!!! Как это сделано, просто с ума можно сойти от наслаждения. Едкий, саркастический и ранимый, испуганный голос одновременно. Тем более было удивительно прочитать где-то на просторах ЖЖ, что Ивченко всегда одинаковый

И еще один актер, который покорил — Геннадий Богачев в роли Великого Инквизитора.



Роль небольшая, но важная. Решение, которое в итоге принимает Филипп, продиктовано именно встречей с Инквизитором. Хотя, безусловно, к нему (решению) король склонялся и ранее. Сомнения (долгие, как мне кажется) разрешились в свойственной Филиппу манере коротко и жестко говорить. Инквизитор подтвердил праведность этого поступка согласно канонам церкви. Старик без возраста (этот факт сыгран Богачевым филигранно: еле стоять, почти не видеть и говорить со смертельной устлостью в голосе можно по-разному, согласитесь) решил уже все мучения и сомнения для себя давно и неразумному дитяте Филиппу советует так, как будто уже миллионный раз говорил всё на свете. Кстати, вспомнился телеспектакль самого Ивченко по главе из Карамазовых под названием «Великий Инквизитор». Очень похоже по внутреннему восприятию.

Еще один интересный персонаж - принцесса, влюбленная в Карлоса, в исполнении Елены Поповой. Однозначно, Попова — актриса Чхеидзе, но для это роли старовата, имхо, по крайней пере по сравнению с королевой-Патраковой. Понравилась на сей раз Полина Толстун, которая играла в этот раз пажа, а раньше я ее видела в Дядюшкином сне.

Страшный финал спектакля Чхеидзе решил очень изящно, на мой взгляд. Интересно, как там в пьесе написано? На сцене слева Филипп с приближенными, справа Дон Карлос. Дон Карлос уверен, что бежит сегодня ночью, король уверен, что это не так. Чем закончилась эта мысленная перепалка непонятно, но в следующий миг паж с инфантой увидели что-то страшное. Занавес.

Спектакль, который был 29-го мне показался более целостным, видимо, сделали какие-то выводы после 27-го. Королева Елизавета была уже не так похожа на Марию Стюарт того же Шиллера у того же Чхеидзе. Актриса Ирина Патракова, играющая обе эти роли, даже интонации предыдущей королевы копировала. Но всё еще утрясется, я в этом уверена.

Спектакль интересный, с удовольсвием посмоттрю его, когда окрепнет и подрастет. И даже не представляю насколько это тогда будет хорошо!

27-го после спектакля БДТ, кажется, закончил праздновать свой 90-летний юбилей.



Заслушали постпремьерную речь главного режиссера



Посмотрели фильм о БДТ: никак не удается телевизионщикам ухватить все 90 БДТшных лет. Застревают на 33-х Товстоноговских годах. Естественно, это золотой век театра, но ведь театр был до и есть и будет после. Хочется верить в это по крайней мере.


Отдельно о публике. Странные все-таки люди — эти театралы. 27-го рядом с нашей ложей сидели 2 семейные пары. Дама спектакль очень нравился и они хотели смотреть, а мужики — хотели в буфет. Почему не пошли, непонятно. Сидели всё время нудели, как им хочется в буфет, н ос места не двигались. Уж лучше б ушли что ли...

29-го я сидела между двумя англичанками (не уверена, конечно, но общались они между собой на английском). Они все время молча переглядывались и вздыхали. Понятно, что смотреть спектакль на непонятном языке трудно. Ушли они сразу же после 2-го (!!!) акта, который смотрится на одном дыхании. И слушается тоже. Еще впереди сидели какие-то старнные женщины, которые не сдали в гардероб свои шуршащие пакеты и каждый раз, видимо, перекладывая ноги, шуршали пакетами во время действия. А вот сзади сидели мама с сыном лет 11-12-ти. В первом антракте мальчик честно сказал, что понял, что происходит очень приблизительно и попросил маму объяснить вкратце. Мама объяснила и в следующем антракте они уже о чем-то тихонько спорили и делились мнениями. Мальчик не шумел, ничем не шуршал. Сам получал удовольствие и другим не мешал. И это радостно. :)

P.S. Пыталась пофоткать на поклонах 29-го, но фотик завис и не отвисал до тех пор, пока батарейки полностью не разрядились, а это было уже в гостинице. Уволить его что ли?

Profile

lievre72: (Default)
lievre72

December 2012

S M T W T F S
      1
23 456 7 8
910 111213 14 15
161718 19 20 21 22
2324 25 26 27 28 29
30 31     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:50 am
Powered by Dreamwidth Studios